В центре внимания

Статус криптовалют объявлен в розыск

Статус криптовалют объявлен в розыск

Стоимость криптовалют растет в геометрической прогрессии, что завлекает в эту финансовую гонку все больше украинцев. Однако финансовые регуляторы лишь разводят руками. Нацбанк и НКЦБФР до сих пор не поняли, что такое «криптовалюты». При этом юристы предупреждают, что из-за слабой позиции государства право собственности на криптовалюты плохо защищено.

Лебедь, рак и щука

В последний день лета Совет финансовой стабильности поднял проблему правового статуса Bitcoin в Украине. «Будет совместная позиция НБУ, Минфина, НКЦБФР и других регуляторов по этому поводу. Было даже желание уже сейчас объявить, что Bitcoin и Blockchain – это не зло и они не запрещены. Но решили взять три недели для работы Task Force», – сообщил по итогам заседания нардеп Алексей Мушак (БПП). Однако в три недели чиновники не вложились. Результаты работы Нацбанк, НКЦБФР и Нацкомфинуслуг обнародовали лишь спустя квартал.

«Сегодня три регулятора финансового рынка высказывают нашу позицию относительно статуса криптовалют в Украине», – заявил 30 ноября замглавы НБУ Олег Чурий. Вместе с ним брифинг провел глава НКЦБФР Тимур Хромаев. Руководитель Нацкомфинуслуг Игорь Пашко отсутствовал. Функции его ведомства в будущем разделят между собой Нацбанк и НКЦБФР.

Олег Чурий объявил то, чем Bitcoin не является: «Мы считаем, что сложная правовая природа криптовалют не позволяет нам признать криптовалюты ни денежными средствами, ни валютой, ни платежным средством другой страны, ни валютной ценностью, электронными деньгами, ценными бумагами, ни даже денежным суррогатом (так НБУ в 2014 году называл Bitcoin в письме, на которое ссылались правоохранители при обысках майнеров. – ред.)».

В НБУ пришли к выводу, что криптовалюты не являются ни деньгами, ни валютой, поскольку у них нет физических банкнот и монет, записей на счетах в банках, а их эмиссией не занимается конкретное государство. Не подходят Bitcoin и 1,3 тыс. других видов криптовалют под описание электронных денег, поскольку «не выпускаются банком и не являются денежным обязательством определенного лица». Олег Чурий не считает это даже сферой ответственности фондового регулятора: «У криптовалюты отсутствуют признаки эмитента ценных бумаг».

Из этого выступления следовало три вывода. Первый – НБУ не берет на себя ответственность за сферу криптовалют, поскольку это не «валюта». Второй – хотя это не валюта, в НБУ продолжают использовать термин «криптовалюта». И главное – НБУ не знает, «что это».

Мировая практика их наименования очень широкая, например, криптовалюты называют товаром, платежным средством, расчетной единицей, нематериальным цифровым активом, инвестиционным или финансовым активом, отдельным видом ценных бумаг. Появились термины «виртуальная валюта» и «цифровая валюта». «Криптовалюта трактуется разными регуляторами абсолютно по-разному. Поэтому подход к законодательному регулированию должен быть осторожным», – утверждает Олег Чурий. В сентябре НБУ даже предложил не торопиться и использовать европейскую политику Wait & See. Но в октябре депутаты подали в парламент два законопроекта о криптовалютах, что потребовало быстрой реакции регуляторов.

Трудный путь на биржу

Позиция фондового регулятора оказалась более конструктивной, чем у НБУ. «В других странах комиссии по ценным бумагам имеют возможность устанавливать статус определенных инвестиционных активов. К сожалению, НКЦБФР не имеет такого функционала и мандата, но мы над этим работаем. Законопроект № 7055, который находится в парламенте, предоставит нам право определять инвестиционные активы такими, которые могут рассматриваться как инструменты для инвестирования», – заявил Тимур Хромаев. Это позволит обезопасить покупателей криптовалют, защитить их права в случае проведения операций через биржи. «А пока инвестирование в эти активы – персональный риск инвесторов», – предупредил он.

Перечень рисков широкий: от кражи криптовалюты в результате кибератаки на криптобиржу или использования ее в построении финансовых пирамид до значительных спекулятивных ценовых колебаний на актив и отсутствия гарантий инвестиций в криптовалюты. В НБУ также подчеркивают отсутствие инфраструктуры для применения криптовалюты в качестве оплаты.

Олег Чурий: «Нет ни одного закона, где указано, что криптовалюты запрещены»

В Украине была попытка вывести на срочный рынок фьючерс на Bitcoin, но дериватив так и не заработал. «Инструмент не запущен по одной простой причине: пока нет маркет-мейкера. Год назад у «Украинской биржи» был потенциальный маркет-мейкер – нерезидент, но в силу своих внутренних причин он отказался. Маркет-мейкером этого фьючерса не может быть украинский профучастник, так как у него нет возможности легально купить Bitcoin. Наши регуляторы этого не позволят», – сказал управляющий директор ИГ «Универ» Алексей Сухоруков.

В мире согласия нет

Юристы отмечают, что единой позиции, чем все-таки является криптовалюта, нет не только в Украине, но и в мире. «В разных странах юридически Bitcoin классифицируются и закрепляются по-разному. Например, Народный банк Китая считает Bitcoin виртуальным товаром, а не валютой, и его продажа может облагаться налогом на добавленную стоимость, а в Австралии Bitcoin рассматривается как собственность, а транзакции с ним – как бартер. При этом международная группа по противодействию отмыванию грязных денег – FATF – в 2014 году классифицировала криптовалюту как децентрализованную виртуальную валюту», – говорит младший юрист компании по обслуживанию иностранных инвестиций Investment Service Ukraine Александр Мацапура.

Одна из причин правового тупика – инновационность криптовалют. «Криптовалюты, как и многие другие цифровые активы, на сегодняшний день формально не подпадают под определение ни одного из существующих объектов гражданского права. Это неудивительно, поскольку в юриспруденции достаточно недавно начали осознавать, что объекты права могут быть не только материальными. Технологии не стоят на месте, и право как нормы, регулирующие отношения в среде таких технологий, должно развиваться вместе с ними. В этом состоит наибольший вызов современной юридической науке – облечь криптоактивы в правовую форму», – считает глава практики банковского и финансового права и финтех юрфирмы Evris Сергей Паперник.

Нацбанк и НКЦБФР не смогли определить статус криптовалюты, поскольку искали ответ в действующем законодательстве. «Ключевым является тот факт, что это проблема не криптовалюты, а украинского законодательства. Иными словами, утверждения регулятора о том, чем криптовалюты не являются, построены не исходя из сущности криптовалюты, а исходя из особенностей нашего законодательства. В действительности криптовалюта содержит в себе признаки половины понятий, приведенных в списке. Вопрос лишь в том, какой институт украинского законодательства стоит расширить, чтобы «сложная правовая природа» криптовалюты нашла свое место в нем», – считает юрист ICF Legal Service Виктор Данилов.

Правовой хаос

Участники крипторынка ждут от государства не регуляции, которая воспринимается IT-сферой как нежелательное вмешательство, а определения правового статуса. За «программный код» Bitcoin уже платят около $11 тыс., а капитализация всех криптовалют составляет $330 млрд, поэтому по всему миру, в том числе и в Украине, все чаще возникают конфликты за ценный актив. И суды не всегда способны решить их. Например, в США в похожих случаях суд мог приравнять продажу криптовалюты к финансовой операции без лицензии и наказать сроком.

Старший юрист адвокатской группы «Юскутум» Нестор Дубневич считает, что в правовой определенности нуждаются три сферы: криптовалюты, майнинг и ICO, потому что в Украине уже начали появляться резонансные кейсы. Например, в 2016 году разработчику софта не заплатили за работу оговоренную сумму в Bitcoin и он хотел через суд взыскать криптовалюту. «На что суд ответил: “Мы не понимаем, что такое криптовалюта. Мы читали в Интернете, что это какое-то виртуальное имущество, которое не имеет признаков реального мира, значит, мы не можем его взыскать и поэтому вынуждены вам отказать в иске”», – рассказал юрист.

Bitcoin
Infogram

Тимур Хромаев: «У нас криптовалюты не имеют связи с финансовым сектором»

Одна из ключевых проблем – вопрос налогообложения. Но Минфин и ГФС пока хранят молчание. За них пришлось отдуваться Нацбанку. «Что касается налогообложения, то на сегодня этот вопрос не урегулирован. Но никто не отменял обязанности физлица, которое получает доходы от криптовалют, от декларирования и уплаты налогов», – заявил Олег Чурий.

«Если вследствие продажи криптовалюты плательщик налога получает доход, эта операция не отличается от факта продажи любого другого товара. Поэтому полученный доход должен облагаться налогом. Исключение может быть внесено в Налоговый кодекс, но пока его нет. Исходя из текущих налоговых норм, майнинг тоже является дополнительным благом и должен налогооблагаться, но вопрос оценочной стоимости полученного актива остается открытым, как для налогоплательщика, так и для фискальной службы», – говорит Сергей Паперник.

Виктор Данилов уверен, что инвесторы в криптовалюты не избегут налогов. «Государство не упустит возможности наложить фискальную руку на доходы граждан. Когда казна начнет проседать в связи с повсеместным использованием криптовалют, решение о налогообложении операций с ними и доходов от криптовалют станет неизбежным», – считает Виктор Данилов.

Если необходимость налогообложения доходов от криптовалют не вызывает вопросов, то начисление на него НДС остается дискуссионным. В Европе уже нашли ответ. «Швед подал иск против своего государства в Европейский суд справедливости. И суд сказал, что эти операции больше тяготеют к валютным, чем к товарным, поэтому НДС не надо платить», – рассказал Нестор Дубневич. Украинские законопроекты также снимают НДС с криптовалют.

Способы легитимации

Сложности возникают и с защитой права собственности на криптовалюты. Ее нельзя законно унаследовать, передать в залог, гарантированно получить по договору. «Все эти направления правоприменения на сегодня нельзя использовать в отношении криптовалют со стопроцентной уверенностью в надлежащей защите прав граждан. Да, можно их внести в завещание, можно заложить как имущественные права либо рассчитаться криптовалютой с помощью договора мены, но во всех этих случаях есть юридические риски», – размышляет Сергей Паперник.

Эти проблемы можно урегулировать в Гражданском кодексе. А пока государство не определилось со статусом криптовалют, Александр Мацапура рекомендует трактовать их как товар. Крупные сделки с криптовалютами сейчас как раз проводят в Украине с использованием договора мены (бартера), например, известная сделка по «продаже» квартиры за Bitcoin была на самом деле «обменом». «Договор мены предусматривает, что каждая из сторон обязуется передать другой стороне в собственность один товар в обмен на другой», – говорит юрист.

Прежде всего юристы рекомендуют урегулировать понятия «токен» и «блокчейн», ведь криптовалюту невозможно рассматривать вне блокчейна. «На основе блокчейна можно легко выполнять самые трудоемкие юридические действия. Для примера «наследования» триггером станет удостоверение смерти лица госорганом или благонадежным посредником и занесение информации в блокчейн. Это мгновенно активирует десятки различных процессов, включая передачу наследникам нажитых криптовалют, средств на банковских счетах, перерегистрацию недвижимости и т.д. С технической точки зрения это уже осуществимо. Сложнее это оформить законодательно, особенно когда нет аналогичной практики в мире», – считает Виктор Данилов.

Виктория Руденко, Вячеслав Садовничий

Источник

Читайте также
Поделиться ссылкой ВКонтакте Поделиться ссылкой в Facebook Поделиться ссылкой в Twitter Поделиться новостью в ЖЖ Поделиться ссылкой в Моем Мире Поделиться ссылкой в Одноклассниках

04.12.2017 14:08 | Ольга Глазурина

Поиск:

Поиск по сайту
Экономические сводки Украины
Деньги в Украине ВКонтакте
Деньги в Украине в Facebook
Деньги в Украине в Твиттере
Деньги в Украине в Google+
Все права защищены © 2001-2017 Деньги в Украине
Любое копирование материалов с сайта dengiua.com без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.